Продукты для переработки

В доисторические времена наши предки не удаляли из пещер остатки жизнедеятельности, и те понемногу загромождали жизненное пространство. Приходилось отправляться на поиски новых пещер. После того как нормой стал оседлый образ жизни, принцип «все на улицу» или «все в реку» столетиями оставался в порядке вещей. Отбросы и помои бесстыдно выливали за окно и за дверь. В средневековых городах узкие и извилистые немощеные  улицы, лишенные воздуха и солнца, были заляпаны грязью из смеси земли, экскрементов, протухшей воды, бытовых отходов, конского и свиного навоза, птичьего помета.

Мир интересов 28.12.2011, 01:16

Все это размокало после дождя и превращалось в вонючую жижу. Большинство улочек не располагало ни отхожими местами, ни выгребными ямами, и прохожие справляли нужду везде, где находили для себя удобным. В Париже все это по улицам стекало в Сену, где брали воду водовозы на клячах и пешие водоносы, распределяя драгоценную жидкость для питья по домам. Некоторых качество воды тревожило, как, например, врача Людовика 14, который в 1650 году порекомендовал больше не пить воду из реки. Мудрый совет, но как ему последуешь, если другой взять неоткуда? Век за веком города потрясали вспышки сильнейших эпидемий. Основной причиной бед считали удушливый запах нечистот. Именно гнилостные испарения обвиняли в том, что от их воздействия распространяется чума, портятся молоко, вино и супы. Старинная боязнь гнилостных ароматов сохранялась и многие годы после того, как Пастер открыл микробную природу заражений. Короли и представители городской власти пытались избавиться от отходов и издавали указ за указом.

Но все попытки упорядочить процесс уборки городских (в частности, парижских) нечистот и оздоровить городской воздух наталкивались на стойкое наплевательское отношение жителей. За неисполнение принятых правил пытались взимать штрафы, сажали в тюрьму, грозили позорным столбом. Не помогало ничего. Конечно, большую часть продуктов человеческой жизнедеятельности крестьяне вывозили на поля, ведь землю надо было чем-то подкармливать. Вообще между городскими и сельскими сообществами циркулировало большое количество веществ. Их потребности были взаимодополняющими: сельские предместья кормили города, а те, в свою очередь, снабжали соседей удобрениями. Так было до конца 19 века, пока не изменился состав отходов и в моду не вошли минеральные удобрения. В деле утилизации отходов очень ценились свиньи, которые, согласно результатам археологических раскопок в Китае и Турции, соседствуют с человеком уже десять тысяч лет.

В Древнем Китае, Египте и большинстве средневековых городов Европы и Америки свиньи питались уличными отбросами и экскрементами, очищая общественные места и трудолюбиво исполняя обязанности мусорщиков. В таком качестве этих животных использовали, чуть ли не до 20 века. Отходы, кроме того, периодически вывозили на свалки, расположенные за границами людских поселений. А когда города расширялись, то на свалках, скопившихся при жизни предыдущих поколений, строили новое жилье. Только после открытия Пастером во второй половине 19 века истинной причины болезней и путей их распространения удалось хотя бы отчасти справиться с нечистотами. Представления горожан о чистоте жилищ и улиц постепенно изменялось, а власти все более активно вмешивались в эту область жизни.

 

Автор статьи:

Санникова Вероника

Источник - интернет журнал http://tainamira.net/

Оставьте первый комментарий

На досуге...

Бежали с разных концов леса заяц и скунс. Столкнулись, упали без сознания. И память потеряли. Очухались, а кто - они, не помнят. Ну, заяц и говорит:
- Кто я?
Скунс:
- Не знаю.
Заяц:
- Ну, а как я выгляжу?
Скунс:
- Ну, ты такой серенький, на четырёх лапах бегаешь и уши у тебя длинные...
Заяц:
- А! Наверное, я - заяц!
Скунс:
- Наверное. Ну а я как выгляжу?
Заяц:
- Ну, ты небольшой такой, полоска у тебя по середине и воняешь ужасно!
Скунс:
- Так что ж я, жопа что ли?!